МЕНЮ

Медь

Мировой рынок меди

Во втором квартале 2019 года средняя цена меди составила $6 113 за тн (- 1,6% кв/кв, -11% г/г). Средняя цена за первое полугодие составила $6 155 за тн (-11% г/г). Цена снижалась на опасениях, что спрос на металл будет сокращаться на фоне проблем в мировой экономике:

1.    Слабые показатели динамики экономики и промышленности Европы (доля ЕС в мировом потреблении меди – 13%).

2.    Сокращение производства продукции из меди и медных сплавов в Японии на протяжении всего 2019 года (4% в мировом потреблении меди).

3.    Замедление роста экономики КНР с осложнениями в виде торговой войны с США (доля КНР в мировом потреблении – 51%, доля США – 7,4%).

Замедление экономического роста в мире на фоне снижения торговой и деловой активности.

Макроэкономические индикаторы и события явно указывают на потенциально более низкий рост спроса в этом году, чем ожидалось ранее. Так, например, ICSG в своем прогнозе от апреля 2019 года оценивает прирост мирового потребления на уровне 1,9% г/г (по прогнозу от октября прирост должен был составить 2,6% г/г).

Screenshot_1.png

Большинство мировых агентств[1], просчитывая условия для сценариев развития, в базовом варианте предполагали, что США введет пошлины на оставшуюся часть импорта из КНР. Поэтому реализация этого события в начале августа не привела к значительной коррекции оценок спроса на медь. Изменение монетарной политики в США и Европе несет большую неопределенность. Очевидно, что участники рынка ожидают продолжения снижения ставок осенью от ФРС США и начала «значительного денежно-кредитного стимулирования» от ЕЦБ. Однако, как показали последние заседания, мнение регуляторов относительно перспектив экономики может быть более оптимистичным, чем текущие настроения и оценки участников рынка. Тем не менее, текущий базовый сценарий учитывает введение пошлин и ослабление ДКП. Следовательно, в оценке роста потребления меди по итогам 2019 года можно продолжать ориентироваться на уровень в 1,9% г/г.

Намного более важный вопрос возникает в другом: достаточно ли данного роста потребления для появления на рынке дефицита меди, способного поддержать котировки?

Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать предложение металла на рынке. Так, ICSG указывает, что добыча в 2019 году останется почти без изменений. Запуск таких крупных проектов как Cobre Panama (Перу) и Toquepala (Перу) будет нивелирован снижением выпуска в Индонезии и Замбии. В Индонезии сокращение производства связано с переходом рудника Grasberg c открытой на подземную добычу, в Замбии с начала года радикально увеличена налоговая и регуляторная нагрузка на всю горнодобывающую отрасль, а в случае с Konkola Copper Mining правительство страны фактически проводит национализацию активов. Инвестиционный климат Замбии становится крайне непривлекательным, что указывает на снижение потенциала роста добычи в этой стране в среднесрочной перспективе.

И без этого 2019 год уже характеризуется как сложный с точки зрения сырьевой обеспеченности. По оценкам аналитиков Bank of America Merril Lynch, спрос на медный концентрат в этом году существенно превысит прогнозный уровень добычи, снижающийся по мере выхода новых производственных планов крупнейших компаний отрасли[2]. Фиксируется рост конкуренции на мировом рынке концентрата. Крупные предприятия Китая[3] и Японии начали вести переговоры по обеспечению поставок на вторую половину текущего года и начало следующего. Такое поведение нетипично для участников рынка, обычно все переговоры компании проводят в течение LME Asia Week в конце осени. Правила рынка меняются, базис Benchmark сдвигается с годовой отметки на полугодовые, чтобы лучше отражать ситуацию на спотовом рынке медного концентрата.

Спотовые ставки TC/RC на данный момент приблизились к минимумам десятилетия. Это также косвенно указывает, что дефицит распространяется не только на первичное сырье, но и на лом. Поэтому мы не поддерживаем мнение ICSG, что в 2019-2020 гг. вторичное производство восстановится. Трейдеры не могут справиться с резко возросшим спросом на промежуточные продукты. Так, небольшие рафинировочные предприятия Китая в виду проблем с доступностью черновой меди на внутреннем рынке переходят к поиску данных продуктов на мировом. Вырос спрос на низкокачественные медные заготовки и аноды.

Со стороны китайских регуляторов внутренние участники рынка не находят поддержки. Напротив, ограничения и конкуренция на внутреннем рынке расширяются: государственные компании вводят новые мощности, правительство оказывает давление на местных независимых производителей через меры по защите окружающей среды.

Так, с января 2019 года введен полный запрет на импорт медного лома категории 7[4], а с 1 июля введены квоты на ввоз лома категории 6[5]. На текущий момент китайская таможня выступила с новой инициативой по ужесточению требований к ввозимому концентрату.

В частности, рассматривается снижение допустимой нормы содержания мышьяка с 0,5% до 0,4%. Крупнейшие медеплавильные предприятия Китая выступили против данного предложения. Текущие правила действуют с 2006 года и определяют минимальные требования к импортному концентрату: 0,5% мышьяк, 6% свинец, 0,1% фтор, 0,05% кадмий и 0,01% ртуть.

Новые требования: 0,4% мышьяк, 4,7% свинец, 0,06% фтор, 0,03% кадмий и 0,002% ртуть. Дополнительно к этому таможня предлагает контролировать еще два элемента: суммарное содержание сурьмы и висмута не может превышать 0,2%, а содержание таллия ограничено уровнем 1,2 грамма на тонну.

Если таможне удастся воплотить новые требования, то это нанесет существенный удар по всем небольшим медеплавильным заводам Китая.

Участники рынка принимают контрмеры, чтобы продолжать обеспечивать себя сырьем. Например, во Вьетнаме и других азиатских странах крупные медные компании из Китая начали организовывать предприятия по переработке медного лома до уровня чистоты, разрешенного к импорту. Началось строительство заводов по смешиванию «грязного» и «чистого» концентрата[6]. Несмотря на то, что новые требования к концентрату только рассматриваются, общий тренд в качественных показателях медной руды свидетельствует о росте содержания мышьяка в добываемом сырье.

Однако, оперативно реагировать на новые вызовы способны только крупные медеплавильные компании и трейдеры. Небольшие медеплавильные мощности в Китае вероятно уже работают себе в убыток. Основные источники доходов медеплавильных компаний – TC/RC, цена меди, премии на катоды и цена на серную кислоту – сильно ослабли. Это подталкивает внутренний рынок Китая к консолидации в рамках государственных и квазигосударственных компаний. Так, 3 крупнейших компании в КНР уже сейчас контролируют 4,38 млн тонн мощностей по производству меди (47% в КНР, 15% в мире). Появляются и новые мощности, вводимые компаниями с государственным участием (например, Daye Nonferrous). Жесткие условия рынка не мешают правительству Китая реализовать свою стратегическую цель по захвату контроля на рынке первичного сырья для определения будущих цен. Так, уже сейчас CSPT[7] ведет консультации по совместной остановке мощностей в случае если тренд на снижение TC/RC продолжится.

Таким образом, предложение металла на рынке находится под существенным давлением. Добавим к этому, что в текущем году различные непредсказуемые ограничения предложения реализуются чаще, чем 2018 г. Например, в июле из-за блокады порта в Перу (обеспечивающего перевалку почти 6% мировых добывающих мощностей) предложение концентрата на рынке резко сократилось, еще ранее в июне несколько недель была практически вполовину снижена производительность рудника Chuquicamata (Чили), где проходила забастовка рабочих. В этих условиях прирост спроса на медь в 1,9% г/г достаточен для создания существенного дефицита, а текущая оценка ICSG отрицательного баланса в размере 189 тыс. тн рискует оказаться заниженной.

Из этого следует, что сложная ситуация с предложением меди в мире меди «затуманена» макроэкономикой и действиями спекулятивных участников рынка, поэтому не находит четкого отражения в цене меди (в июне net speculative short position на LME вырос на 12% - это крупнейшее движение фондов в данном направлении с сентября 2018 года). Однако, до конца года цена меди в базовом сценарии должна восстановиться до своего фундаментального уровня. Таким уровнем будет являться себестоимость «маржинального производителя», которая, согласно оценке GFMS Refinitiv, определяется как 90th percentile total cash cost. На текущий момент доступна оценка по итогам 1-го квартала 2019 года – $6 314 за тн. Однако, в первом квартале 2019 года условия рынка были несколько лучше, чем во втором: на рынке царили оптимистичные настроения возможного заключения торговой сделки между США и КНР. Текущие условия в большей степени похожи на те, что наблюдались в третьем квартале 2018 года, однако с более сильной поддержкой со стороны предложения металла и перспектив смягчения ДКП. Поэтому наша оценка средней цены меди на второе полугодие 2019 года находится в диапазоне $6 000 – $6 300 за тн. Нижняя граница данного интервала является 90th percentile total cash cost для третьего квартала 2018 года.

Отметим также, что мы сохраняем нашу оценку по доминированию на рынке долгосрочного тренда роста цены меди. Источником нашей уверенности выступает снижение предложения меди.

Screenshot_2.png

Низкая инвестиционная активность последних лет, рост стоимости добычи (повсеместный переход к подземной разработке) и снижение содержания меди в руде оказывают влияние на Incentive price(IP)[8]. Согласно последней оценке GFMS Refinitiv, IP по итогам 1го квартала 2019 года составила $7 070 за тн. Факт роста данного показателя последние несколько лет (в 2016 г. IP составлял $6 000) подтверждает тезис о формировании долгосрочного восходящего тренда. Как правило, данный показатель не влияет на котировки в краткосрочном периоде, однако длительный разрыв спотовой цены с IP приводит к тому, что новые проекты откладываются на неопределенный срок. Если операционные затраты (важный компонент IP) продолжат увеличиваться, пока участники рынка проявляют беспокойство относительно перспектив спроса, разрыв между ценами продолжит расширяться. Это приведет к тому, что часть потенциальных проектов, проходящих pre-feasibility study, могут быть отложены «в сторону». Например, потенциально таким проектом может стать расширение мощностей на Оую Толгой (Монголия), где недавно Rio Tinto объявила о значительных изменениях в параметрах проекта (capex проекта вырос на 35% из-за проблем с оценкой запасов) и отложила его запуск на 16-30 месяцев. В результате, IP выросла с $7 040 до $7 070 за тн.

Прогнозы аналитиков, опрашиваемых Fastmarket MB, в целом подтверждают наши взгляды на ситуацию на рынке в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Большинство краткосрочных оценок попали в рамки нашего прогноза ($6 000-$6 300 за тн), а среднее значение с 2020 по 2025 гг. составило $7 043 за тн и примерно соответствует Incentive Price

Screenshot_3.png

Российский рынок меди

По итогам первого полугодия видимое потребление меди в России осталось практически без изменений (-0,4% г/г). Внутренний рынок продолжает сжиматься на фоне сокращения инвестиционной и деловой активности в стране.

Базовый прогноз роста экономики предполагает замедление темпов роста ВВП в 2019 г. до 0,9% с 2,3% в 2018 г., более существенное сокращение темпов роста ожидается по инвестициям в основной капитал с 4,3% в 2018 г. до 0,9% в текущем. В этих условиях, маловероятно, что спрос на медь превзойдет показатель 2018 г. Мы допускаем небольшое снижение по итогам 2019 г. на фоне ослабления курса рубля и восстановления цены меди.

Тем не менее, все три российских производителя меди увеличили выпуск. Сжатие внутреннего рынка компенсируется возможностью внешнего «поглотить» избытки предложения. Как мы отмечали ранее, мировой рынок меди в 2019 году будет характеризоваться существенным дефицитом, поэтому экспорт из России продолжит увеличиваться. По итогам первого полугодия экспорт катодов увеличился на 31% г/г, экспорт катанки на 6% г/г.

В первой половине 2019 г. наиболее существенный прирост производства зафиксирован у УГМК, а наиболее заметное снижение демонстрирует КМЭЗ. Снижение на предприятии РМК вероятно вызвано временными факторами, связанными с программой модернизации и заменой оборудования на Карабашмеди (капитальный ремонт химико-металлургического комплекса предприятия, установка электрофильтров в сернокислотном цехе, модернизация конвертерного участка).

Небольшое снижение производства зафиксировано на Кольской ГМК (-1% г/г). Снижение связано с уменьшением переработки медного концентрата, купленного у ГК «Ростех». В целом Норильский Никель увеличил производство медных катодов на 2% - до 216 тыс. тн, а общий уровень выпуска меди с учетом добычи на Быстринском ГОКе составил 243 тыс. тн (+10% г/г). Значительный уровень прироста связан с проведением пуско-наладочных работ на Быстринском ГОКе, ростом переработки руды в Заполярном филиале с большим содержанием меди и ростом выпуска медного концентрата на Кольском ГМК для реализации третьим лицам[9].

Screenshot_4.png


[1] https://acra-ratings.ru/research/1330, https://www.ft.com/content/d7d09f90-b38d-11e9-bec9-fdcab53d6959

[2] https://www.marketwatch.com/story/glencore-cuts-copper-production-guidance-2019-07-31

[3] https://www.reuters.com/article/us-china-copper-refining/chinas-top-two-smelters-sign-copper-concentrate-deals-with-antofagasta-idUSKCN1U40IU

[4] Категория 7: код ТН ВЭД 740400010 (среднее содержание меди 24%)

[5] Категория 6: код ТН ВЭД 740400090 (среднее содержание меди 76%)

[6] https://www.reuters.com/article/us-copper-glencore-blending/glencore-starts-copper-concentrates-blen...

[7] China Smelter Purchase Team

[8] Incentive price – индикативный уровень долгосрочных цен, превышение которого делает развитие проекта привлекательным. 

[9] Источником данных по ГМК Норильский Никель является пресс-релиз компании, оценка причин изменения и объёмов производства РМК – собственные расчеты Аналитического управления


Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 кв. 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2017 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2016 года