МЕНЮ

Уголь

Screenshot_21.pngРынок угля

Динамика и прогноз мировых цен на уголь

Энергетический уголь

I квартал 2020 г. повысил «уровень оптимизма» у производителей и продавцов энергетического угля на мировой арене, в противовес большинству сырьевых рынков. Участники рынка и эксперты наблюдали за развитием вспышки коронавируса в Китае и предпринимаемыми руководством страны мерами по ограничению ее распространения в другие провинции, формулировали тезисы о возможных последствиях для производственных и логистических цепочек внутри страны, масштабах снижения спроса на угольную генерацию и вероятном интересе китайских покупателей к морским грузам на этом фоне. К концу марта европейские цены на энергетический уголь держались у отметки $50 за т, в Азии приближались к $70 за т.

Отыгранный рынками оптимизм I квартала привел к резкому обвалу котировок уже в апреле, и в Атлантическом, и в Тихоокеанском бассейне, до минимумов с 2016 г., поскольку стало ясно, что Covid-19, получивший статус «пандемии», быстрыми темпами разошелся за пределами Китая, а ограничения, вводимые правительствами большинства стран, создали искусственный негативный «шок спроса» на электроэнергию и топливно-энергетическое сырье, в т.ч. и уголь. В то же время «достаточного для уравновешивания рынка» снижения предложения не случилось.

Screenshot_22.png

Эксперты рынка предлагают ориентироваться на Китай, чтобы оценить возможные последствия пандемии Covid-19 для остального мира. 

Краткий обзор: распространение коронавируса в Китае начало ускоряться в конце января 2020 г. Правительство страны приняло жесткие меры, вплоть до блокады городов, с целью взять под контроль его распространение. Мировые сырьевые рынки начало лихорадить, как в результате иррациональных факторов, так и реальных проблем в экономике, связанных с нарушением сложившихся хозяйственных связей и цепочек поставок, невозможностью осуществления нормальной внешнеторговой деятельности, логистическими трудностями, поскольку карантинными мерами были заблокированы целые регионы Китая. 

В результате добыча угля в Китае, которая сократилась в январе и феврале на 6,3% г./г. - до 489 млн т, практически восстановилась в марте, составив 340 млн т, что на 9,6% больше по сравнению с мартом 2019 г. Таким образом, за I квартал 2020 г. добыча угля в стране сократилась всего на 0,5% г./г. – до 830 млн т (-4 млн т). Общий объем производства электроэнергии в I квартале упал на 6,8% г./г. Среди них выработка ТЭС снизилась в годовом исчислении на 8,2%. Эксперты Китайской ассоциации экономических исследований (CCERA) оценили потребление угля в Китае в I квартале в 870 млн т, что на 60 млн т меньше, чем годом ранее. Спрос на уголь только в энергетическом секторе сократился почти на 50 млн т. При этом импорт - 95,78 млн т угля (+28,4% г./г.), такой рост показался «удивительным». 

В апреле китайские внутренние цены на энергетический уголь начали резко снижаться, потянув за собой мировые котировки. В свою очередь, 20 апреля крупные китайские угледобытчики China Energy Investment, China Coal, Datong и Yitai установили минимальную цену на местный уголь (5500 ккал/кг не менее 485 юаней/т в портах Сев.Китая для грузов, доставляемых в остальную часть месяца), чтобы остановить агрессивное и конкурентное снижение цен, которое происходило с начала апреля. Ассоциация угольной промышленности Китая (CCTD) также призвала китайских производителей угля сократить добычу, чтобы поддержать внутренние цены и восстановить порядок на рынке. Кроме того, CCTD призвала к более строгому соблюдению ограничений в отношении импортируемого угля после того, как выяснилось, что апрельский импорт угля в страну вновь увеличился, до 30,95 млн т (+22% г./г., +11% мес./мес.) Импорт в январе-апреле составил 126,73 млн т, увеличившись г./г. на 26,8 млн т или 26,9%. Несмотря на жесткие квоты на импорт, некоторые китайские коммунальные предприятия продолжают бронировать более дешевый импортный уголь, поскольку импортные цены упали до многолетних минимумов, опережая снижение внутренних цен в Китае. Несколько региональных таможенных органов устно сообщили, что они будут ограничивать поставки в 2020 г. не выше, чем импорт в 2017 (270,9 млн т). 

В Индии I кв. прошел практически без негативного влияния пандемии, но 24 марта страна полностью закрылась, что, вероятно, приведет к снижению угольного потребления второй год подряд (снижение морского импорта в апреле составило около 15 млн т, по данным Refinitiv).  

Таким образом, появились тревожные признаки для экспортеров угля на азиатские рынки, поскольку основные покупатели - Китай и Индия – могут отдавать предпочтение внутренним поставкам против импортных. 

Что же касается остального мира, то ситуация кардинально изменилась в марте: когда Китай постепенно восстанавливался, а пандемия коронавируса распространилась за его пределами – в большинстве стран мира, и это на фоне критического обвала нефтяных котировок. Обвал нефтяных котировок потянул вниз за собой все энергетические рынки, газовые котировки опустились до 11-летних минимумов. За I квартал 2020 г. газовые контракты на голландском TTF потеряли 42%; европейские цены на углерод EUA - более 25%.

Screenshot_23.png

Screenshot_24.png

Screenshot_25.png

Screenshot_26.png

Screenshot_27.png

Screenshot_28.png

Screenshot_29.png

Прогноз на 2020 г.

Коронавирус значительно сократит краткосрочную потребность в угле во всем мире. С точки зрения фундаментальных дисбалансов, ценовых рисков и «фиаско» мирового топливно-энергетического комплекса, наиболее слабым может оказаться II квартал 2020 г. Как раз на него приходится и период просадки спроса на электроэнергию между пиковыми сезонами (зима-лето). III квартал, принимая условия постепенного снятия ограничений в большинстве стран и реализации стимулирующих мер правительствами, может стать «переходным» в процессе восстановления показателей (в настоящее время рассматриваются разные сценарии восстановления мировой экономики, например, дискуссия о V-образном или U-образном восстановлении, что определит временной период, который потребуется экономикам для восстановления своих потерь).

Более высокие летние температуры относительно предыдущих лет, вероятно, будут стимулировать рост спроса на электроэнергию. Кроме того, перенос сроков тех. обслуживания на ТЭС, АЭС и прочих объектах энергетики на более поздние периоды в Европе из-за ограничений, связанных с Covid-19, может поставить вопрос безопасности энергопоставок в регионе во второй половине 2020 г. В Азии наиболее доступная угольная генерация будет обеспечивать более быстрое восстановление экономик стран региона. Кроме того, сезон муссонов в ряде стран может ограничить добычу угля (Индия, Австралия, Индонезия).

В любом случае слабость угольных цен будет ограничена доступностью морских грузов. В результате Covid-19 ожидается снижение добычи угля на проектах Cerrejon и Prodeco (Колумбия), Graspan (ЮАР), на активах компаний CONSOL, Alliance, Contura Energy (США), приостановлена добыча на трех шахтах из четырех в Польше (в т.ч. Murcki-Staszic и Jankowice). На Украине с 20 апреля по 16 мая холдинг ДТЭК Энерго останавливал работу всех шахт и вспомогательных предприятий объединения ДТЭК Павлоградуголь в связи с энергогокризисом в стране. Также наблюдается снижение добычи и экспорта российского угля на фоне снижения экономической активности из-за коронавируса, неблагоприятной ценовой конъюнктуры и внутренних логистических ограничений.

Wood Mackenzie ожидает снижения мирового спроса на импорт морского энергетического угля в 2020 г. на уровне 56 млн т. Noble прогнозирует, что в 2020 г. мировой спрос на импорт морского энергоугля может снизиться на 7% г./г. или 69,7 млн т - до 927 млн т.

Из более долгосрочных последствий стоит отметить: во-первых, сокращение капитальных затрат угледобывающих и газовых компаний, что приведет к снижению объемов добычи через несколько лет; во-вторых, тема борьбы с изменением климата и отказом от угля в странах ОЭСР (в т.ч. Green Deal) может уйти с первого плана повестки на какой-то период времени и отодвинуть сроки реализации мероприятий по данным программам; в-третьих,  в свете крайне дешевых традиционных видов топлива, проекты в возобновляемой энергетике отчасти теряют свою экономическую привлекательность.

Screenshot_30.png

Прогноз МЭА. Международное энергетическое агентство (МЭА) представило доклад, основанный на анализе событий 100 дней (11 янв. – 25 апр. 2020 г.), о влиянии кризиса вокруг COVID-19 на глобальный спрос на энергию. Ниже представлены выводы относительно будущего энергетических рынков и угольной генерации:

- Пандемия Covid-19 представляет собой самый сильный шок для мировой энергетики со времени Второй мировой войны.

- Резкое снижение мировой экономической активности и мобильности в течение I кв. 2020 г. привело к снижению мирового спроса на энергию на 3,8% г./г. Если блокировки продолжатся в течение месяцев, а восстановление будет происходить медленно, спрос на энергию сократится на 6% в 2020 г., уничтожив последние пять лет роста. Такого снижения не было за 70 лет. Если усилия по сдерживанию распространения вируса и перезапуску экономик окажутся более успешными, снижение спроса может быть ограничено 4%. Однако сбои в глобальных цепочках поставок и вторая волна инфекций во второй половине года могут ограничить восстановление.

- Влияние кризиса на энергетику сильно зависит от продолжительности и жесткости мер сдерживания: каждый месяц режима закрытости уменьшает спрос на энергию в мировом масштабе на 1,5% в пересчете на год.

- Все виды топлива, за исключением возобновляемых источников, будут демонстрировать рекордные сокращения спроса за десятилетия.

- Мировой спрос на уголь упадёт на 8% в 2020 г., что будет самым большим снижением с окончания Второй мировой войны. В I кв. 2020 г. снижение потребления угля составило 8% в целом и 10% в угольной генерации. Восстановление спроса на уголь в Китае ограничит глобальное снижение спроса.

- В Китае эпидемия Covid-19 вызвала снижение потребления угля на 8% в I кв. 2020 г. при падении экономики на 6,8% и угольной генерации на 9%. В 2020 г. спрос на уголь в стране упадет на 5%.

- В Индии I кв. прошел практически без негативного влияния пандемии, но 24 марта страна полностью закрылась, что вероятно приведет к снижению угольного потребления второй год подряд. 

- В остальной части мира также упадет спрос на уголь: в США — на 25%, в ЕС — на 20%, в Корее и в Японии - от 5 до 10%. В ЮВА также ожидается снижение.

- Упадет также спрос на природный газ на 5%, снизится выработка на АЭС на 3%.

- Генерация ВИЭ будет единственной, что вырастет в 2020 г. с учетом высокого уровня загрузки гидроэлектростанций. При этом в сравнении с предыдущими годами рост в этом секторе будет меньше.

Прогноз цен на энергетический уголь

Screenshot_31.png

Screenshot_32.pngКоксующийся уголь

Рынок коксующегося угля в I квартале 2020 г. оказался чрезвычайно устойчивым. Цена на твердый коксующийся уголь FOB DBCT Австралия (бенчмарк) составила $134 за смт, на премиальный материал – $155 за смт. Рост в сравнении с IV кварталом 2019 г. составил 8,6% и 11,2% соответственно. В то же время относительно начала прошлого года цены потеряли более 25%. 

С одной стороны, в начале 2020 г. восстановился «отложенный» спрос в Китае после ограничений на импорт угля в конце 2019 г., возросла торговая активность в преддверии Лунного нового года. К удивлению участников рынка, вспышка Covid-19 в китайском Ухане также оказала поддержку спросу и котировкам металлургического сырья. Так, в I квартале Китай продолжал наращивать производство стали[1]на фоне ограничения внутреннего предложения (меры по сдерживанию распространения вируса задержали возобновление добычи коксующегося угля) и нарушения доступности ж/д и морского транспорта. На время были остановлены поставки угля из Монголии и обременены карантинными мероприятиями поставки из Австралии. Кроме того, участники находились в ожидании стимулирующих мер для поддержки китайской экономики. В результате, в январе-марте 2020 г. Китай импортировал 20,80 млн т коксующегося угля, что оказалось на 26,7% больше, чем за аналогичный период 2019 г. (хотя уже в марте зафиксировано снижение на 8,1% г./г. - до 5,64 млн т). В то же время замедление внутреннего спроса на сталь привело к трехкратному росту запасов стали на складах к концу I квартала (в годовом сопоставлении).

Screenshot_33.png

Кроме того, в марте цены оказались под давлением, поскольку пандемия коронавируса за пределами Китая вынудила многие страны вводить карантин и блокады, останавливать целые производства. Снижение производства стали за пределами Китая (поскольку сталепроизводители по всему миру работали с низкой загрузкой в ответ на «шок спроса» в строительстве, машино- и автомобилестроении, часть мощностей остановлены в результате мер по предотвращению коронавируса) повлияло и на спрос на коксующийся уголь.

В результате во II квартале мы наблюдаем перелом цен на данное металлургическое сырье вниз. К маю цены опустились до минимумов лета 2016 г.: цена на твердый коксующийся уголь FOB DBCT Австралия (бенчмарк) - ниже $90 за смт, на премиальный материал – ниже $110 за смт. 

Таким образом, можно сказать, что «оптимизм» китайских сталепроизводителей позволил временно отложить негативное влияние Covid-19 для рынка коксующегося угля на II квартал, или точнее экономические последствия вводимых правительствами разных стран ограничений в целях его обуздания. По консенсус-оценке, II квартал может оказаться самым слабым в текущем году, а III квартал - «переходным». Ко второму полугодию 2020 г. производство стали в мире вернется к росту на фоне смягчения ограничительных мер и постепенного восстановления автомобилестроения и строительной отраслей.

Screenshot_34.png

Прогноз цен на коксующийся уголь

Screenshot_35.png

Показатели российского рынка угля

В I квартале 2020 г. ситуация в угольной отрасли России сильно осложнилась. 

Приведем основные итоги: 

- С начала текущего года добыча угля в России снижается: в январе 2020 г. снижение составило 11% г./г. (до 33,1 млн т); в феврале - 8% г./г. (до 32,2 млн т), в марте – 10,1% г./г. (до 33,6 млн т). Таким образом, добыча угля в январе - марте 2020 г. сократилась на 9% по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. (практически на 10 млн т) и составила 98,8 млн т. Поставки на внутренний рынок снизились на 7,6% - до 46,3 млн т, экспортные поставки упали на 16% - до 45,5 млн т (расчетный показатель, т.к. ФТС с июня 2019 г. не публикует и не включает в итоговые показатели экспортные отгрузки на Украину). 

- С свою очередь, РЖД сообщили, что на уголь приходится 48,2% от всего экспортного грузопотока. При этом отмечен рост погрузки угля в адрес морских портов на 0,9% г./г. (до 38,2 млн т). В адрес портов Юга было отправлено на 27,2% больше, чем за 3 месяца 2019 г. (4,1 млн т). Погрузка угля в порты Северо-Запада уменьшилась на 6% - до 12,1 млн т. В адрес портов Дальнего Востока было отправлено более 22,1 млн т угля – на 1,1% больше г./г. 

- Все большее число компаний заявляют о наличии финансовых проблем.

Screenshot_36.png
Screenshot_37.png

В этой связи проблемам угольной отрасли уделяется большое внимание на разных уровнях. Отметим некоторые важные события I кв. 2020 г.:

- На фоне негативной рыночной конъюнктуры с 1 марта 2020 г. РЖД вновь ввело максимальные скидки на экспортные перевозки энергетического угля в направлении российских портов Северо-Запада и в Китай через Казахстан: в направлении российских портов Северо-Запада (Октябрьская, Северная и Калининградская железные дороги) при расстоянии перевозки свыше 3000 км – скидка 12,8%; в направлении российско-казахстанских пограничных передаточных станций при дальнейшем проследовании погранпереходов с Китаем – Достык – Алашанькоу и Алтынколь – Хоргос – скидки 25% – при расстоянии перевозки до 3000 км и 12,8% – при расстоянии перевозки свыше 3000 км. Установлен понижающий коэффициент 0,872 к тарифу на экспортные перевозки энергетического угля в направлении припортовых станций Северо-Кавказской железной дороги при расстоянии перевозки свыше 3000 км. Специальный тариф будет действовать без закрепления объемов перевозок гарантийными обязательствами. Скидка распространяется на перевозки, осуществленные с 17 марта по 31 декабря 2020 г., при этом не исключается продление срока ее действия на 2021 г.

- РЖД также дало 12,8%-ную скидку на экспортные перевозки энергетического угля в направлении портов Азово-Черноморского бассейна.

- Первый вице-премьер А.Белоусов предложил создать отдельное законодательство для модернизации Восточного полигона, как это делалось во время строительства Крымского моста и подготовки к Олимпиаде в Сочи.

- С 20 марта в Кузбассе начал работу оперативный штаб по вывозу угольной продукции. Его возглавил министр транспорта РФ Е.Дитрих. Решение принял премьер-министр РФ М.Мишустин. Согласовано, что в 2020 г. грузоотправители Кузбасса предъявят к перевозке, а РЖД обеспечит транспортировку не менее 53 млн т каменного угля на экспорт в восточном направлении и до 3,55 млн т - во внутрироссийском сообщении. До конца года угольщики отгрузят в северо-западном направлении 64 млн т угля, из которых 50,35 млн т пойдут на экспортные порты Северо-Запада, и еще 21,1 млн т — в южном, в том числе 9,41 млн т на порты, 13,6 млн т - во внутрироссийском сообщении.

В связи с неблагоприятной конъюнктурой угольной отрасли как внутри страны, так и за ее пределами в 2020 г. ожидается снижение производственных показателей и существенное ухудшение финансовых результатов угледобывающих компаний, в том числе рост числа банкротств небольших компаний, сделок с угольными активами. Прежде всего это затронет те компании, которые специализируются на добыче энергетических углей. Вероятно значительное снижение инвестиционной активности, замораживание текущих и планируемых проектов расширения. Основные игроки сконцентрируются на мероприятиях по снижению себестоимости добычи и поддержанию рентабельности поставок. Возможности наращивания экспортных отгрузок угля будут ограничены в 2020 г. как внутренними факторами: дефицит пропускных способностей Восточного полигона для азиатского направления, разрешительный порядок экспорта российского угля на Украину, индексация тарифов РЖД; так и внешними: кризис в результате пандемии коронавируса в мире, политический отказ Польши от экспорта российского угля, введение Правительством Украины специальной пошлины в размере 65% на импорт из РФ электроэнергии и всех типов угля, за исключением антрацитов и коксующегося.  На руку российским экспортерам будет играть резкое снижение курса национальной валюты, обвал нефтяных котировок, что потенциально может снизить транспортные расходы, снижение объемов добычи у основных конкурентов на европейских рынках – Колумбии и Ю.Африки.

Динамика внутренних и экспортных цен на энергетический уголь

Внутренние котировки энергетического угля в России в марте-апреле существенно снизились, и, как ожидается, достигнутый уровень сохранится на протяжении летних месяцев, до середины III квартала.

Screenshot_38.png

Screenshot_39.png

Динамика внутренних и экспортных цен на коксующийся уголь

Screenshot_40.png

[1] Металлургический или коксующийся уголь применяется для производства кокса, основного топлива и реагента в доменном процессе для производства стали. В результате, спрос на него коррелирует с производством стали.


Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 3 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 кв. 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2017 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2016 года