МЕНЮ

Уголь

Screenshot_24.pngРынок угля

Динамика и прогноз мировых цен на уголь

Энергетический уголь



В 2019 г. ситуацию на мировом рынке энергетического угля можно охарактеризовать как «идеальный шторм», когда сочетание сразу нескольких неблагоприятных фундаментальных факторов спровоцировало рекордный обвал котировок, не оставляя рынку ни малейшего шанса на восстановление. С одной стороны, напрашиваются параллели с предыдущим кризисом на мировом рынке энергетического угля, случившимся в 2015-2016 гг., но в то же время совокупность «входных переменных» в 2019 г. еще более усложнила положение угледобывающих компаний и вновь обострила вопросы относительно будущего места угля в мировом энергетическом балансе. 







Screenshot_20.png

Атлантический бассейн

Индекс спотовых цен на уголь с поставкой в Северо-Западную Европу (API2 CIF ARA, региональный бенчмарк) по итогам 2019 г. потерял 33% г./г., снизившись с $92 за т в 2018 г. до $62 за т в 2019 г.

Понижательный тренд, сформировавшийся еще во втором полугодии 2018 г., довлел над рынком весь год. Надежды участников рынка на сезонный рост спроса хотя бы в IV квартале не оправдались. Зимний сезон 2019-2020 гг. стал аномально теплым для Европейского региона, да и всего Северного полушария.

Длительный нисходящий тренд на рынке природного газа привел котировки контрактов в первом полугодии 2019 г. к 10-летним минимумам – с января по июль контракты front-month на основном европейском газовом хабе – TTF в Нидерландах - снизились с €22 за МВт-ч до €9,4 за МВт-ч, хотя во второй половине года все же смогли отчасти восстановиться. Итогом 2019 г. стало снижение цен на газ на 34% г./г. В качестве причин «ценовой катастрофы» на европейском газовом рынке называют избыточное предложение, в том числе сжиженного природного газа (СПГ), ввод новых мощностей по сжижению в США, Катаре и Австралии; теплую зиму в Европе и высокие запасы топлива в хранилищах и появление новых терминалов для приема СПГ.

В Европейской системе торговли квотами на выбросы (EU ETS), которая составляет почти 80% мирового объема торгов, были зафиксированы, напротив, рекордно высокие цены. Средняя цена на углерод в ETS ЕС в 2019 г. составила €24,9 за т, что на €9 больше, чем в 2018 г. Хотя объем торгов оказался на 13% ниже уровня 2018 г., рыночная стоимость ETS выросла со €130 млрд до €169 млрд. Ценовое ралли 2019 г. (в июле цена приближалась к €30 за т) было, в целом, обусловлено дефицитом предложения, созданным Резервным фондом стабильности рынка (Market stability reserve, MSR)[1]. Финансовые институты по-прежнему являются активными участниками рынка торговли углеродными квотами, повышая ликвидность и волатильность, в результате чего стоимость разрешений становится более подвержена внешним факторам риска. Так, в IV квартале основной движущей силой оставалась ситуация вокруг сделки Великобритании и ЕС по «Брекситу». Высокая стоимость разрешений на выбросы и низкие цены на газ привели к значительному сдвигу в структуре энергопотребления в Европе, от угля в пользу газа и ВИЭ.

Таким образом, одним из основных изменений, которые произошли в энергобалансе Европы в 2019 г., является то, что впервые в истории показатели газовой генерации (500,5 ТВт; +12% г./г.)  превзошли показатели угольной (419,6 ТВт; -27% г./г.). Доля угольной генерации в энергобалансе Европы снизилась с 20% в 2018 г. до 15,3% в 2019 г., газовой, напротив, возросла с 15,4% до 18,2%.

Кроме того, низкие цены на газ, конкурирующий с углем, существенный рост европейских цен на выбросы CO2 и снижение производства электроэнергии в регионе создали благоприятную экономическую базу для реализации политических решений европейских стран по выходу из угольной генерации для достижения экологических целей в рамках Парижского соглашения. Момент был выбран как нельзя точно.

По предварительным данным Eurostat, за 9 месяцев 2019 г. импорт каменного угля в страны ЕС-28 из прочих стран составил 78,4 млн т против 95,5 млн т за аналогичный период 2018 г. (-17,8%), бурого угля – 1,12 млн т против 1,35 млн т (-17%).

Screenshot_21.png
Screenshot_22.png
Screenshot_23.png

Тихоокеанский бассейн

В IV квартале 2019 г. спотовая цена на энергетический уголь из Австралии (NEWC, региональный бенчмарк) стабилизировалась на уровне $64 за т, после резкого падения (-47%) до $60 за т в августе 2019 г. Цены на энергетический уголь в регионе снижались на фоне слабых фундаментальных показателей: более слабый, чем ожидалось, спрос из Японии, Ю.Кореи и Тайваня на фоне конкуренции со стороны ядерной и возобновляемой энергетики и экологической политики по снижению выбросов, крайне низкие спотовые цены на СПГ, мягкая зима, при этом – большой объем предложения на рынке. В конце года отчасти цену поддержало сокращение поставок из США, Колумбии и ЮАР, тогда как Китай и Индия, крупнейшие импортеры в регионе, держались лучше, чем ожидалось, – импорт угля в эти страны по итогам 2019 г. составил 299,7 (+6,7% г./г.) и 172,92 (+9,1% г./г., речь идет только об энергетическом угле) соответственно.

В то время как страны Юго-Восточной Азии являются относительно небольшими импортерами, как по отдельности, так и в целом, регион играет все большую роль на рынке энергетического угля из-за большого количества новых и планируемых угольных электростанций.  По итогам 2019 г. значительно нарастил импорт Вьетнам.

Роль европейского рынка для южноафриканских угледобытчиков последние годы стабильно снижается, уступая свое место азиатским покупателям. В IV квартале 2019 г. цены на южноафриканский уголь (API 4 FOB Ричардс Бей) достигали годовых максимумов, превышая в моментах $90 за т. Ценовое ралли регионального индекса не было поддержано фундаментальными факторами угольного рынка, в результате чего некоторые участники ставили под сомнение точность данного индекса и говорили о его спекулятивном росте.  Однако позднее стало ясно, что проблемы горнодобывающей промышленности ЮАР связаны с энергетическим кризисом в стране (отключения электричества по всей стране), который поставил страну на грань рецессии и ограничил поставки в том числе и угля. Уже в начале 2020 г.  проблем добавили наводнения и резкое сокращение запасов в портах, что по-прежнему держит южноафриканские котировки существенно выше других региональных бенчмарков.

Screenshot_25.png

Screenshot_26.png

Краткосрочные перспективы

Вспышка коронавируса в Китае, по нашим оценкам, будет иметь ограниченное во времени влияние на экономику страны. В долгосрочной перспективе фундаментальные показатели вернутся в нормальное русло. В то же время мировые сырьевые рынки лихорадит, как в результате иррациональных факторов, так и реальных проблем в экономике, связанных с нарушением сложившихся хозяйственных связей и цепочек поставок, невозможностью осуществления нормальной внешнеторговой деятельности, логистическими трудностями, поскольку карантинными мерами заблокированы целые регионы страны. Неопределенность относительно продолжительности и последствий пока что локальной эпидемии нависает над рынками. В том случае, если эпидемия продолжится и в марте, экономический рост Китая в 2020 г., по предварительным оценкам, составит всего 4,2%, по сравнению с первоначальным прогнозом в 5,8%,

Напротив, затухающий на протяжении последнего года рынок энергетического угля может использовать сложившуюся ситуацию как точку роста. Отраслевые эксперты оценивают потери в угледобыче Китая из-за вспышки коронавируса в январе-феврале 2020 г. от 40 до 150 млн т. В то же время, по оценкам IHS Markit, в результате эпидемии промышленный спрос на электроэнергию в Китае в 2020 г. может снизится на 73 млрд кВт-ч, или на 1,5% г./г. (а по итогам 2019 г. на промышленных потребителей приходилось около 67% совокупного энергопотребления в стране), что эквивалентно 30 млн т энергетического угля или примерно 9 млн т СПГ. Принимая во внимание совокупные объемы добычи угля в стране на уровне 3,746 млрд т по итогам 2019 г., объем возможного дефицита не кажется таким уж существенным. Однако относительно годового китайского импорта угля в 300 млн т или совокупных объемов мировой торговли углем, чуть превышающих 1,4 млрд т, складывается совершенно иная картина. Таким образом, если китайские потребители выйдут в поисках этих объемов на мировые торговые площадки, это может принести позитивные настроения на рынок и подтолкнет котировки вверх. Кроме того, внутренние цены на уголь в Китае уже выросли, поскольку вспышка коронавируса нарушила графики добычи и транспортировки твердого топлива. Когда же распространение коронавируса будет взято под контроль, Китай пообещал усилить стимулирование роста экономики, что станет драйвером для потребления электроэнергии.

На фоне снижения запасов угля в ключевых портах Северо-Запада Европы и перебоев с угледобычей в Китае, вызванных коронавирусом, можно отметить некоторые положительные сдвиги в настроениях европейских трейдеров относительно ценовых перспектив энергетического угля весной 2020 г. Кроме того, слабость цен в регионе будет ограничена доступностью морских грузов в Атлантике (США, Колумбия и ЮАР снижают экспорт), и без того низкой рентабельностью поставок российского угля на европейские рынки. Слабые рыночные условия не позволят производителям наращивать объемы добычи, а трудности с привлечение финансирования заставляют компании сосредоточиться на выживании, а не на расширении. Грядущее возобновление британских аукционов (в 2019 г. приостанавливались на период переговоров о Брексите) в сочетании с теплой зимой продолжит снижать цены на углерод в 2020 г.

Индия также ожидает снижения добычи угля в текущем финансовом году, который заканчивается в марте, первое за два десятилетия – 703 млн т против 728,72 млн т годом ранее.

Стабильно восходящие форвардные кривые для API2 также демонстрируют ожидания участников рынка, что еще какое-то время угольные электростанции смогут конкурировать с газовыми.

В то же время фундаментальные показатели европейского рынка остаются слабыми. Наибольшее беспокойство рынку угля доставляет конкуренция с газом, а точнее слабость цен, и аномально теплая погода. Если погода останется такой же теплой, то летом цены на газ могут оказаться еще ниже, чем год назад. Уже сейчас они тестируют 11-летние минимумы (с 2009 г.), тогда как февральские контракты традиционно одни из самых дорогих.

Screenshot_27.png

Долгосрочные перспективы

Screenshot_28.png

Прогноз МЭА по спросу на уголь, сделанный в конце 2019 г., не сильно изменился, несмотря на политические инициативы и громкие заявления. Уголь остается основным топливом в глобальных энергетических системах, на его долю приходится почти 40% выработки электроэнергии и более 40% выбросов углекислого газа. Прогнозируется, что в течение следующих пяти лет мировой спрос на уголь останется стабильным.

Однако есть ряд моментов, на которые стоит обратить внимание. Например, в 2019 г. комбинация ряда факторов привела к крупнейшему за всю историю снижению угольной генерации в мире. Столь быстрые темпы снижения вряд ли станут долгосрочной тенденцией. Тем не менее, климатическая политика, цены на природный газ и Китай могут изменить будущий курс угля. Основное отличие прогноза 2019 г. состоит в том, что потенциал снижения возрастает. Более жесткие, чем ожидалось, климатические политики в отношении угля, вероятно, являются основным фактором, который может повлиять на спрос. Снижение цен на природный газ также может изменить прогноз. Наконец, что не менее важно, Китай в конечном итоге будет определять глобальные тенденции в угольной промышленности до 2024 г. и далее, поскольку на него приходится половина мирового потребления.

То, что происходит в Азии, будет иметь решающее значение с учетом развития угледобывающей отрасли региона и относительно «молодого» возраста мощностей в угольной генерации. Активное внедрение CCUS технологий (улавливания, утилизации и хранения углерода CO2) позволит отчасти развести понятия потребления угля и выбросов от его сжигания.

Новые проекты в сфере угледобычи уже сейчас сталкиваются со сложностями, во-первых, в связи с неопределённостью относительно перспектив будущего спроса на данный вид топлива, во-вторых, с вопросами относительно долгосрочной прибыльности угольных активов. Кроме того, все большее число международных организаций, банков, институциональных и частных инвесторов ограничивают или отказываются от инвестиций в уголь под давлением мировых экологических инициатив. Снижение инвестиций в угледобычу будет продолжаться.

Согласно Wood Mackenzie, доминантная роль углеводородов в энергетике, вероятно, сохранится до 2040-2050 гг. Уголь будет держаться за свои позиции, прежде всего в странах Азии, Африки и Б.Востока. В этих регионах уголь сохраняет за собой роль «энергетического локомотива» для экономического роста, особенно это касается Индии, Китая и стран ЮВА, так как характеризуется хорошей инфраструктурной доступностью и относительно низкой стоимостью.

Коксующийся уголь

В начале 2019 г. поддержку ценам на коксующийся уголь оказывал сильный спрос на импортное сырье со стороны китайских потребителей (после отмены импортных ограничений, установленных в ноябре 2018 г.), возвращение к закупкам индийских металлургов, потерявших надежду на удешевление сырья, временные перебои с поставками из Австралии, а также ажиотаж на мировых рынках сырья после катастрофы в Бразилии.

II квартал 2019 г. для рынка коксующегося угля можно охарактеризовать так: ухудшение настроений участников, слабый спрос со стороны основных потребителей, постепенное снижение цен. «Медвежьи» настроения были связаны с избыточным предложением коксующегося угля, сужением маржи металлургов из-за высоких цен на сырье, сезонным ослаблением рынка стали в Китае. Кроме того, ситуация усугубилась на фоне ужесточения производственных сокращений в стране в летний период. Также китайские компании практически потеряли интерес к приобретению сырья в Австралии вследствие сложностей с таможенными процедурами, наличия достаточных запасов угля и опасений по поводу возможного введения импортных квот. В Индии спотовый спрос снизился из-за сезона муссонов.

В III квартале котировки коксующегося угля тестировали новые многомесячные минимумы. Так, в сентябре цены опустились до самых низких значений с лета 2017 г. Цена на твердый коксующийся уголь FOB DBCT Австралия (бенчмарк) - ниже $130 за смт (еще в конце июля держалась выше $160 за смт), на премиальный материал – ниже $140 за смт (около $170 в конце июля). Текущие цены оказались хуже самых пессимистичных прогнозов банковских аналитиков на III квартал, да и в целом на 2019 г. Спаду способствовал рост предложения. Австралийским компаниям к лету удалось справиться с логистическими проблемами, что привело к рекордному увеличению отгрузок сырья и рынок оказался переполненным. Также за обвалом котировок стояли неблагоприятные макроэкономические условия, в том числе неопределенность и торговая напряженность между Китаем и США. Кроме того, основной причиной беспокойства металлургических предприятий оставались затраты на сырье.

Screenshot_31.png

В IV квартале наблюдалось дальнейшее снижение спотовой цены на австралийский коксующийся уголь. Цена на твердый коксующийся уголь FOB DBCT Австралия (бенчмарк) - ниже $123 за смт, на премиальный материал – ниже $139 за смт.

Ожидается, что в результате роста предложения и снижения спроса цена будет двигаться в диапазоне $130-170 за т в течение прогнозного периода.

Перспективы. Пока что цены на коксующийся уголь, один из компонентов в производстве стали, остаются стабильными, поскольку в Китае ограничения внутреннего предложения и нарушения доступности морского транспорта уравновешены слабостью спроса из-за снижения производства стали. Меры по сдерживанию распространения вируса задержали возобновление добычи коксующегося угля в Китае после новогодних каникул, ограничивая его доступность на внутреннем рынке. Поставки из Монголии отменены, из Австралии ограничены карантином в портах и нехваткой рабочей силы. На поставки из канадских предприятий Teck Resources также влияют проблемы логистики в Британской Колумбии. Teck, второй по величине производитель коксующегося угля в мире, снизил прогноз по поставкам в марте 2020 г. на 1 млн т. Кроме того, участники рынка, вероятно, смотрят дальше, т.к. когда эпидемия будет под контролем, высока вероятность роста расходов на стимулирование экономики со стороны китайского руководства. После того как вирус будет локализован, оно объявит о мерах поддержки, и есть надежды, что сталепроизводители будут в выигрыше.

Показатели российского рынка угля

Добыча угля в 2019 г. сохранилась практически на уровне 2018 г. и составила 440,1 млн т.  Открытым способом добыто 332,6 млн т (+0,7% г./г.), подземным – 107,5 млн т (-1,8% г./г.). По предварительным данным, качественная структура добычи особых изменений не претерпела: добыто 341,5 млн т энергетических углей (78%) и 98,6 млн т коксующихся углей (22%). В то же время отмечены региональные сдвиги: увеличилась доля Дальневосточного ФО с 16,9% до 17,4% (выросла добыча в Сахалинской обл., Якутии, Забайкальском, Хабаровском крае, Чукотском АО, Бурятии), при снижении доли Сибирского ФО – с 79,6% до 79% - если в Хакасии и Красноярском крае по итогам 2019 г. был зафиксирован рост добычи, то основной угледобывающий регион страны Кузбасс свои позиции потерял.

Так, угледобывающие предприятия Кемеровской области в 2019 г. сократили добычу на 1,8% г./г. - до 250,1 млн т. При этом добыча угля коксующихся марок выросла с 73,2 млн т в 2018 г. до 75,6 млн т в 2019 г. (в том числе в 2019 г. открытым способом добыто 27 млн т; подземным - 48,6 млн т). Таким образом, рост составил 3,3%. Добыча угля энергетических марок сократилась со 182,1 млн т в 2018 г. до 174,5 млн т в 2019 г. (в том числе 137,4 млн т добыто открытым способом). Таким образом, снижение составило 4%. 

Screenshot_32.png

Screenshot_33.png

Совокупный экспорт угля в 2019 г. составил 217,5 млн т, превысив аналогичный показатель 2018 г. на 3,4%. Ж/д погрузка угля на экспорт выросла на 0,9% г./г. - до 208,3 млн т. В структуре экспортного ж/д грузопотока доля угля составила 50,2%. Погрузка экспортного угля в адрес морских терминалов выросла в 2019 г. на 8,6% г./г. - до 155 млн т. В частности, в порты Юга отправлено около 15 млн т (+38,7%), в порты Северо-Запада – 54,2 млн т (+4,7%), в порты Дальнего Востока – 86 млн т (+7,1%).

В том числе экспорт энергетических углей вырос до 192,9 млн т (+4,9% г./г.). Положительная динамика экспорта энергетических углей была отмечена несмотря на неблагоприятную ценовую конъюнктуру на мировых рынках, однако в том числе объясняется реализацией ранее заключенных контрактов. Вместе с тем, на положительную динамику погрузки энергетического угля на экспорт также повлияло снижение тарифной нагрузки на угольные компании, осуществляющие экспортные поставки на европейский рынок через морские порты Северо-Запада и Азово-Черноморского бассейна, после принятия РЖД соответствующих тарифных решений в 2019 г[2]. Основными импортерами российского энергетического угля в 2019 г. стали Китай (27,3 млн т, +16%), Ю.Корея (23,7 млн т, -1%), Германия (21,0 млн т, +55%), Япония (16,7 млн т, +7%), Нидерланды (12,9 млн т, +12%), Польша (10,7 млн т, -18%), Турция (8,8 млн т, -23%), Тайвань (8,1 млн т, -8%), Индия (7,3 млн т, +76%), Вьетнам (5,6 млн т, +145%), Марокко (4,3 млн т; +43%). Многие участники рынка отмечают, что российские угледобывающие компании занимают все большую долю европейских и средиземноморских рынков, которые традиционно контролировались американскими и колумбийским производителями. Индия также становится местом назначения российского экспортного угля.

Screenshot_34.png

Экспорт концентрата коксующегося угля сократился на 7% г./г. – до 24,6 млн т. Это, в первую очередь, стало результатом введения с 1 июня разрешительного порядка экспорта угля на Украину: по итогам 2019 г. экспорт коксующихся углей из России на Украину снизился практически в 3 раза – до 3,13 млн т против 8,93 млн т в 2018 г. При этом по большинству других экспортных направлений, как азиатских, так и европейских наблюдался рост отгрузок.

Видимое потребление угля в России снизилось в 2019 г. на 3,5% г./г., ввиду сокращения спроса у основных потребителей: поставки энергетического угля в адрес российских предприятий энергетики и ЖКХ сократились на 4% в годовом исчислении, что связано с сокращением потребления твердого топлива для выработки электроэнергии в связи с теплыми погодными условиями и частичным перераспределением нагрузки по выработке электроэнергии с ТЭС на ГЭС; поставки коксующихся углей в адрес российских коксохимов снизились на 1,4% г./г., поскольку в связи со снижением объемов производства чугуна произошло снижение объемов производства металлургического кокса (на 64 тыс. т, до 26,8 млн т).

В связи с неблагоприятной конъюнктурой угольной отрасли как внутри страны, так и за ее пределами в 2020 г. ожидается снижение производственных показателей и существенное ухудшение финансовых результатов угледобывающих компаний, в том числе рост числа банкротств небольших компаний, сделок с угольными активами. Прежде всего это затронет те компании, которые специализируются на добыче энергетических углей. Вероятно, значительное снижение инвестиционной активности, замораживание текущих и планируемых проектов расширения. Основные игроки сконцентрируются на мероприятиях по снижению себестоимости добычи и поддержанию рентабельности поставок. Возможности наращивания экспортных отгрузок угля будут ограничены в 2020 г. как внутренними факторами: дефицит пропускных способностей Восточного полигона для азиатского направления, разрешительный порядок экспорта российского угля на Украину, индексация тарифов РЖД, открыт вопрос продления ж/д скидок, действовавших во второй половине 2019 г., для европейского направления; так и внешними: политический отказ Польши от экспорта российского угля, торговые и логистические ограничения в Китае в результате вспышки коронавируса.

Динамика внутренних и экспортных цен на уголь

Screenshot_35.png
Screenshot_36.png

[1] Начал работу с января 2019 г., в рамках третьего этапа реформы Европейской системы торговли квотами (ЕU-ETS). Фонд служит для согласования спроса и предложения квот, по плану, должен забрать излишки предложения квот, тем самым «оживив» торговлю квотами, путем не только ликвидации излишков квот, но и повышения стоимости разрешений на выбросы.

[2] После длительных переговоров 16 июля 2019 г. вступило в силу решение РЖД о введении понижающего коэффициента к тарифу на экспортные перевозки энергетического угля в направлении портов Азово-Черноморского бассейна (АЧБ). Размер дисконта составит 7,41%. В октябре был принят понижающий коэффициент 0,9259 к тарифу на экспортные перевозки энергетического угля, антрацита и промпродукта со станций Кемеровской области в направлении припортовых пунктов Октябрьской, Северной и Калининградской ЖД. Новые тарифы действовали с 1 октября по 31 декабря 2019 г. Дисконт предоставлялся грузоотправителям при обеспечении в IV квартале общего гарантированного объема перевозок в адрес северо-западных портов не менее 15,9 млн т. РЖД также увеличили скидку с 50% до 60% к ставкам тарифной политики СНГ на перевозки угля в частных вагонах из Казахстана в направлении третьих стран через порты Латвии, Литвы, Эстонии и сухопутные погранпереходы Беларусь – Польша. Понижающий коэффициент действовал с 15 октября по 31 декабря.


Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 3 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 кв. 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2017 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2016 года